Гран-при
Сергей Строителев (Санкт-Петербург)
"Франсис"
Сергей Строителев (Санкт-Петербург)


Франсис, 48 лет, Конго, в России живет 4 года.
Нападению Франсис подвергся 3 года назад в Подольске. Поздним вечером около железнодорожной станции на него напали трое молодых людей, хорошо одетых и немного говорящих на английском языке. Они подошли к Франсису и спросили, «не хочет ли нигер сфотографироваться» и любит ли он бананы, потребовали отдать куртку и свитер. Франсис ответил отказом, тогда один из нападавших всадил ему в живот длинный нож, в то время как двое других держали жертву. После этого Франсис ничего не помнит — очнулся в больнице, где доктор сказал ему: «Бог очень тебя любит, обычно с таким ранением не выживают». Уголовное дело возбуждать не стали. Злобы на нападавших у Франсиса нету, по совету священника, приютившего его, Франсис простил их.

"Джумахон"
Сергей Строителев (Санкт-Петербург)


Джумахон, 28 лет, Таджикистан, в России живёт около 10 лет. На Джумахона напали в Рузском районе (Московская область), где он работал таксистом. Мужчина приехал на вызов, и клиенты начали называть его чуркой и обезьяной, дёргали за бороду, орали, матерились. Успокоить их не удавалось. Они же вызвали полицию. Сотрудники правопорядка вышли из машины с оружием, завязалась драка с ними. Полицейский направил ружьё на Джумахона, тот в ответ схватил дуло и пытался наклонить ствол вниз, в этот момент прозвучал выстрел – Джумахон получил пулю в область бедра.
Сейчас мужчина проходит сложное лечение в одной из московских больниц. Боится за свою русскую жену и двоих детей. Не понимает, как теперь можно чувствовать себя в безопасности. Отшучивается, что надо бриться, бороду в России носить нельзя. Его отношение к России не изменилось, ненависти он не чувствует. Уголовное дело, между тем, с места не сдвигается.
Вместо расследования органы занялись документами Джумахона, и сейчас стоит вопрос о его депортации.
"Сулаймон"
Сергей Строителев (Санкт-Петербург)


Сулаймон, 38 лет, Таджикистан, в России живёт 13 лет.
Сулаймон возвращался с работы вместе с племянником. В вагоне метро мужчина лет 60-ти назвал мальчика чуркой: «Чёрным не стоит шататься по Москве и спускаться в метро». Затем сказал, что через три минуты их не будет, и достал пистолет. Сулаймон не воспринял его всерьёз – мужчина был немного пьян, и пистолет напоминал игрушку. Однако тот приставил пистолет
к голове Сулаймона и начал стрелять, оружие оказалось «осой». Сулаймон получил пулю в глаз, голову и грудь. Ему удалось выхватить пистолет, племянник спрятался в толпе. На ближайшей станции уже ждала полиция,
которая поначалу приняла за преступника Сулаймона.
"Насер"
Сергей Строителев (Санкт-Петербург)


Насер, 42 года, Афганистан, в России живёт более 20 лет.
Нападение произошло в 2011 году поздним летним вечером в центре Москвы. Насер шёл по улице, его начала преследовать группа молодых людей лет
16-18, которые стали называть его чуркой, потом последовал сильнейший удар сзади по голове. Насер упал – и далее как черная дыра, ничего не помнит, очнулся уже в больнице. Нижняя челюсть сломана, зашивали подбородок, сотрясение мозга и множество гематом – избили сильно и украли всё, что было с собой. В больнице Насеру сказали, если бы прохожие не вызвали скорую, то он умер бы на месте.
"Комната"
Сергей Строителев (Санкт-Петербург)


Очень часто насилие, мотивированное расовыми предрассудками, приводит к гибели пострадавших. В соответствии со статистикой информационно-аналитического центра «СОВА», в 30% случаев нападений пострадавший умирает на месте преступления или в больнице от полученных ран.
Цвет насилия – красный, как и цвет крови, которая нас всех объединяет.
Ежедневно в России мигранты и беженцы из ближнего и дальнего зарубежья подвергаются насилию со стороны местных жителей. Если у вас есть знакомые, приехавшие жить в Россию из другого государства, спросите у них, случалось ли? Ответ будет положительный. Как минимум, это толчки в транспорте и на улице, изощренное хамство, однако во многих случаях дело доходит до причинения серьёзного вреда здоровью или даже заканчивается смертью.
Я считаю, что насилие на почве расовой ненависти неприемлемо и чудовищно. Я разыскал людей из самых разных стран, которые подверглись насилию на почве расовой ненависти в России, и расспросил их о подробностях нападений.
Проект был осуществлён в августе 2016 года в Москве при поддержке Комитета «Гражданское Содействие».